понедельник, 25 апреля 2016 г.

В какой России сегодня ты живешь?



Мне, как юристу и человеку который некоторое время занимается политикой, эта тема представляется интересной и актуальной для современной России. Очень важно по какому сценарию будет развиваться моя страна, как будет себя чувствовать в нем гражданское общество.
Будет ли сценарий развития страны в безусловном демократическом и правовом векторе развития, или лишь с созданием видимости такового.
Есть мнение, что сегодня Россия является не вполне демократическим государством. Ей свойственна так называемая «Управляемая демократия». По этому вопросу можно серьезно спорить – доказывая или оспаривая подобные утверждения. Но тема для данного спора действительно присутствует.
Имитационная демократия (управляемая демократия, англ. Guided democracy, манипулируемая демократия, декоративная демократия, квазидемократия, псевдодемократия) — форма устройства политической системы государства, при которой, несмотря на формально демократическое законодательство и формальное соблюдение всех выборных процедур, фактическое участие гражданского общества в управлении государством и влияние общества на власть (обратная связь) мало или минимально. Имитационная демократия, как правило, имеет политическую систему с доминирующей партией. При такой «демократии» может появиться скрытая диктатура. Также такая демократия может быть в марионеточном государстве.
Причины формирования имитационной демократии являются предметом дискуссий. Системы такого рода складываются обычно после резкой демократизации авторитарных и тоталитарных режимов (через революцию и т.п), когда население ещё не имеет достаточного уровня политической грамотности, чем и пользуются круги, приходящие к власти. Поскольку круги, имеющие в странах с имитационной демократией реальную власть, как правило, имеют и возможность с помощью СМИ, общественных организаций, направленных инвестиций и прочих методов лоббирования контролировать не только процесс выборов, но и практически всю политическую активность в стране, итоги выборов в таких странах всегда предсказуемы заранее. Как минимум в том смысле, что любая пришедшая к «власти» партия в полной мере отвечает интересам действительных хозяев страны. Причём такая стабильность и предсказуемость обычно обеспечивается без наиболее грубых нарушений типа подтасовок результатов голосования — при помощи административного ресурса, неравного доступа кандидатов к СМИ и других подобных мер. В результате, правящая партия в такой системе обычно пользуется широкой поддержкой населения. В то же время, подобные режимы могут складываться не только из-за желания власти правящих кругов, но и естественным образом, из-за недостаточного уровня правосознания населения, который не позволяет существовать полноценной демократии. В этом случае имитационная демократия является своего рода «переходным режимом». Однако большинство экспертов не считают подобные режимы имитационными демократиями, упирая на стремление элит удержать власть как на основной признак данного режима.
В отличие от открыто авторитарных или полуавторитарных режимов, режимы имитационной демократии не только называют себя демократическими, но и стремятся сохранить внешние формальные признаки демократии, в то же время выхолостив, частично или полностью, её реальное содержание. Эти режимы не отказываются от демократической и либеральной риторики, часто стремятся вступить в различные международные организации, объединяющие демократические государства (такие, как Совет Европы) либо не покидают членства в них, несмотря на разногласия и критику со стороны зрелых демократий. В отличие от открыто авторитарных или полуавторитарных режимов, режимы имитационной демократии используют лишь точечные, выборочные индивидуальные репрессии против наиболее ярких оппозиционеров, не прибегая к масштабным репрессиям против целых социальных групп, партий или организаций. Также нехарактерно стремление к формальному ужесточению законодательства (избирательного закона, закона о партиях и т. п.). Задача отсечения оппозиции и гражданского общества от рычагов влияния на власть такими режимами решается с помощью неформальных мер типа применения административного ресурса. Сохранение демократического по форме законодательства имеет для таких режимов важное значение, позволяя «сохранить лицо» и ограничить как внешнее, так и внутреннее давление в пользу демократизации.
С точки зрения соотношения прав и свобод человека, имитационная демократия является средним режимом между авторитарным и демократическим режимом. Гарантируемые конституцией права и свободы, как правило, ограничиваются лишь в политической сфере, и делается это куда тоньше, чем при авторитаризме. Зачастую такие ограничения де-юре соответствуют конституциям этих стран, и в результате, режимы имитационной демократии к этому часто апеллируют в ответ на критику в свой адрес.
Так как имитационные демократии, часто не без успеха, пытаются доказывать свою приверженность принципам демократии и нормам международного права, существование таких режимов зачастую занимает длительное время. В зависимости от множества факторов, как внутренних, так и внешних, подобные режимы могут либо стать открыто авторитарными, либо, в результате повышения политической культуры населения, развиться до полноценной демократии.
Ни об одной из существующих или существовавших демократий нельзя с уверенностью сказать, что она ни в коем случае не является (не являлась) имитационной демократией. Стоит отметить, что в той или иной степени имитационными являются все демократические режимы (включая развитые демократии стран Запада), поскольку полная демократия представляет собой недостижимый теоретический идеал. Соотношение имитации и реальной демократии в разных странах различно, что и позволяет выделять режимы имитационной демократии в отдельную подгруппу политических режимов.
Сегодня многие эксперты сходятся на том, что Россия и ряд стран СНГ (Казахстан, Азербайджан и т.д) со своей политической системой наиболее подходят под имитационную демократию, допуская при этом сильное влияние государственных корпораций и силовиков на власть.
Существует мнение, что степень демократизованности государства определяется средним уровнем политической сознательности и гражданской активности его населения. В имитационных демократиях эти показатели обычно крайне низки, что обусловлено стремлением правителей деполитизировать население ради сохранения власти с одной стороны, и общей аполитичностью граждан с другой.
В условиях имитационной демократии возможно чисто формальное разделение государственной власти на три ветви — исполнительную, законодательную и судебную, но в отличие от их положения в реальной демократии, эти три ветви не равносильны: исполнительная власть, как правило, доминирует над двумя другими ветвями власти.
По словам политолога Глеба Павловского, система «управляемой демократии» в России, основную роль в которой играло телевидение, была создана после расстрела парламента в октябре 1993 года, а закончилась она осенью 2011 года после так называемой рокировки Медведев-Путин[1].
20 июля 2007 года, в день своего 80-летнего юбилея, ветеран российского правозащитного движения, председатель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева высказала надежду, что Россия станет демократической страной до наступления 2017 года:
«Через 10-15 лет Россия станет демократической страной и правовым государством. Кто бы ни сидел в Кремле, люди не позволят обращаться с собой как с быдлом. В странах с развитой демократией в правительствах тоже сидят не ангелы, но они просто не смеют так себя вести — им этого не позволяют.
Я верю, что мы тоже сумеем обуздать нашу бюрократию. Не знаю, доживу ли я до этого, но я желаю вам: в 2017 году — легко запомнить! — вспомните о предсказании бабушки Люды. В 2017 году мы уже будем демократическим и правовым государством».
Считаю, что каждый должен самостоятельно ответить себе – в какой России сегодня он живет?


 Власти, эмоции и протесты в России. Глеб Павловский о переходе от «управляемой демократии» к неуправляемой.| Гефтер. 01.07.2014 Выступление на конференции в Берлине в мае 2014 года

четверг, 14 апреля 2016 г.

Однофамилица оказалась не права!


20 июля 2007 года, в день своего 80-летнего юбилея,  ветеран российского правозащитного движения, председатель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева высказала надежду, что Россия станет демократической страной до наступления 2017 года:

Через 10-15 лет Россия станет демократической страной и правовым государством. Кто бы ни сидел в Кремле, люди не позволят обращаться с собой как с быдлом. В странах с развитой демократией в правительствах тоже сидят не ангелы, но они просто не смеют так себя вести — им этого не позволяют.
Я верю, что мы тоже сумеем обуздать нашу бюрократию. Не знаю, доживу ли я до этого, но я желаю вам: в 2017 году — легко запомнить! — вспомните о предсказании бабушки Люды. В 2017 году мы уже будем демократическим и правовым государством.

Людмила Михайловна, очень жаль, но Ваши прогнозы не сбылись. Это печально для страны. Времени на это уже не осталось. 

Фото сделано в Москве в 2012 году. 

Никого из вас не выбрали бы мэром Свирска! Знаете, я не знаком с кандидатом на должность мэра Шелеховского района Романом Орноевы...